ПРОБЛЕМЫ ОТДАЛЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЙ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ: РЕШАЮТСЯ ЛИ ОНИ

В продолжение разговора о жизни и проблемах жителей отдаленных поселков Дальнего Востока РФ FarEasternization публикует беседу с председателем Родовой общины коренных малочисленных народов Севера «Нёут» Е. Шмониной (Тугур Хабаровского края).

© Фото Ольги Косарьковой

«ДЕКОРАТИВНЫЙ» ПРОЕКТ ПОДНИМАЕТ ОСТРЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Очень часто проект НКО, ориентированный на решение конкретной социальной проблемы, реализующий определенные цели и задачи, вытаскивает на поверхность другие проблемы и трудности общества. Бывает и так, что чисто «декоративные» проекты (например, проведение фестивалей, форумов, праздников, слётов и т.п.) поднимают острые, требующего срочного решения и вмешательства власти и общества, проблемы.
Так получилось и с проектом Родовой общины «Нёут», который реализуется на средства гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, полученные от Фонда президентских грантов (о проекте читайте ЗДЕСЬ). Беседу ведет А. Долган, директор АНО «Дети и взрослые».

ПРОБЛЕМЫ ОТДАЛЕННОГО ПОСЕЛКА

А.Д.: Екатерина Константиновна, с 2014 года наша организация работает со школьниками, учителями села Тугур и членами Родовой общины «Нёут». Тогда тугурчане участвовали в нашем фестивале «ОКЕАН ДРУЖБЫ И МЕЧТЫ» и программе культурного обмена Хабаровск – Токио. Все это время наша связь не прерывалась. А в марте 2019 года уже наши активисты были приглашены на фестиваль эвенкийской культуры «Бакалдын» (читайте часть 1, часть 2 публикации «Путешествие в Тугур: как там живут люди»). Спасибо вам за этот праздник!
Но вот что бросилось в глаза: на церемонии открытия и мероприятиях фестиваля совсем не было представителей местных органов власти. Они такие скромные, или страшно занятые, или они каждый день получают гранты Президента РФ, поэтому массовое культурное событие в Тугуре для них вовсе не событие?

Е. Шмонина: Для нашей общины и для жителей Тугура участие в конкурсе грантов Президента РФ, а тем более победа и получение средств на проект «Под стук копыт оленей», стало очень большим событием. Такое случилось впервые, поэтому на самое значимое мероприятие – «Бакалдын» – мы постарались пригласить и местную администрацию, и представителей Министерства природных ресурсов Хабаровского края, и партнеров. К сожалению, только исполняющая обязанности главы администрации сельского поселения Тугур (Е.Е. Ягусевич – FE) побывала на встрече жителей с президентом Ассоциации КМНС края Л. Одзял и участвовала в дискуссии.

А.Д.: Почему же на церемонии открытия праздника участников приветствовали сами гости и организаторы? Вам не кажется, что со стороны местной администрации это выглядело довольно негостеприимно?

Е.Ш.: Мы ждали на открытие праздника главу поселения (А.Н. Самсонову – FE), но не дождались – уехала в Хабаровск по своим делам. Знаю, что в других районах края победители президентского конкурса пользуются поддержкой органов власти. Наш проект также нуждается в информационной и организационной помощи и понимании администрации Тугура, но никакой поддержки не получает. Тем не менее, руководитель Тугура отведет немало места «Бакалдыну» в своих отчетах о проделанной работе. В этом я не сомневаюсь.

А.Д.: Позиция руководителей вашей местной администрации непонятна. Надеюсь, это не вызвано некомпетентностью главы Тугура или непониманием значимости получения гранта Президента одной из родовых общин.
А есть у проекта партнеры и спонсоры?

Е.Ш.: Спонсором проекта являюсь я, как предприниматель. Кроме информационной поддержки от АНО «Дети и взрослые», мероприятия проекта освещала группа ГТРК «Дальневосточная». Они сняли цикл телерепортажей о Тугуре, это очень подействовало, в частности, на Министерство здравоохранения края: в одном из репортажей говорилось о сгоревшем фельдшерско-акушерском пункте и отсутствии лекарств. После показа в Тугур завезли медикаменты – очень оперативно.
Есть и неожиданный эффект от проекта: участие Дальневосточной государственной научной библиотеки, передавшей книги и периодику для библиотек Тугура и Чумикана. Надеюсь, такое сотрудничество продолжится.

А.Д.: Наши общественники – активисты АНО «Дети и взрослые» — привезли целый ворох эмоций и впечатлений. По следам их рассказов хочу задать вот такие вопросы:
Дорога до Тугура очень тяжелая – 12 часов на автобусе от Хабаровска до поселка им. Полины Осипенко, ночевка, потом 12 часов по зимнику в Тугур. Как вообще осуществляется связь жителей с «большой землей»?

Е.Ш.: Это большая проблема и для нас, и для родственников из других мест, и для командированных. Даже если вернуться к участию в решении проблем Тугура органами власти различных уровней, то за последнее время здесь умудрился побывать только министр здравоохранения края А. Витько и, совсем давно, сюда приезжал С. Хохлов, который руководил законодательной властью в крае.

А.Д.: Может, поэтому в поселении так много проблем?

Е.Ш.: Краевой власти нужно эти проблемы увидеть. А как они это сделают? Зимой можно пользоваться зимником. Два раза в месяц из Николаевска прилетает вертолет, дотационный. Он привозит почту. Бывает, что в Тугур не могут доехать родственники, путешественники. Посидят в аэропорту Николаевска несколько дней, даже недель, и уезжают обратно – всё отпускное время потрачено на ожидание погоды или рейса на Тугур.

А.Д.: А где проводят отпуск сами жители? Какие места посещают?

Е.Ш.: Ничего они не посещают, остаются дома. Только учителя могут позволить себе путешествие за пределами Тугура. В Японию, помните, не все смогли поехать – не успели оформить загранпаспорта. А хотелось бы, чтобы летом наши дети отдыхали в оздоровительных лагерях, как это было раньше.
Но все равно жители выезжают. Например, чтобы пройти медосмотр для получения лицензии на пользование оружием. Медосмотр в Тугуре проводится раз в год, тогда на 2-3 дня приезжают медики и привозят свое оборудование. В этом, 2019, году медосмотра ещё не было. А если нужна срочная помощь, больного эвакуирует санавиация. Если погода лётная, конечно.

А.Д.: Возвращаясь к учителям. В школе их хватает?

Е.Ш.: Я ведь сама совсем недавно работала учителем начальных классов. Коллектив в школе хороший, дружный. Учителя молодцы. Участвуют в краевых конкурсах, вовлекают детей в олимпиады.
В школе учится примерно 50 человек. Очень не хватает учителя английского языка. А теперь, когда вводится второй иностранный язык, будет нужен и такой учитель. Хорошо бы найти специалиста двух языков, но не получается, не едут они к нам – здесь нет жилья, нет элементарных бытовых удобств. С теми же туалетами просто беда. В школе стоят биотуалеты, которые не справляются. Обещают выделить 3 миллиона рублей на строительство теплых уборных, но было бы гораздо больше смысла в строительстве новой школы и детского сада.
В Тугуре детсад закрыли в 1997 году. Но жизнь не стоит на месте. Дети рождаются. У нас есть многодетные семьи. Но открыть, к примеру, частный детсад нереально – людям просто нечем платить. Поэтому в первый класс приходят неподготовленные дети, чьи знания и уровень развития не соответствуют стандартам. А они высоки. В начальной школе учителя применяют развивающие методики и «нагоняют» недостающий материал с учениками, но это драгоценное время могло бы пойти на изучение нового материала, на приобретение новых умений и навыков.

А.Д.: Куда поступают выпускники школы? И возвращаются ли они в Тугур после получения специальности?

Е.Ш.: Дети не учатся до 11-го класса. Сразу после 9-го они поступают в колледжи и техникумы Николаевска-на-Амуре или Хабаровска. И, как правило, не возвращаются домой.
Здесь нет работы, нет предприятий, которые давали бы рабочие места. Так что безработица среди местного населения есть. Есть и малообеспеченные семьи.

А.Д.: Здесь могли бы сыграть большую роль родовые общины. Сколько их в Тугуре? Чем они занимаются? Получают ли государственную поддержку?

Е.Ш.: Точное количество родовых общин мне неизвестно. Знаю о трёх, причем одна базируется в поселке имени Полины Осипенко, вторая – «Нёут», третью представляет семья главы администрации. Именно эта община имеет приоритет в получении промысловых участков и квот на ловлю рыбы. Ловлей рыбы в промышленных масштабах в Тугуре занимается ООО «Фактория Лумукан».
Район не считается территорией традиционного природопользования, и это главная причина того, что сегодняшнюю ситуацию трудно переломить. Мы пытаемся добиваться льгот, положенных по закону представителям коренных народов, но пока результат не виден. Получили, например, участок по программе «Дальневосточный гектар» – на болоте…
Жители Тугура сталкиваются с трудностями даже при оформлении лицензии на добычу пушнины и рыболовство – нет опыта в заполнении бланков, хождении по инстанциям, «качании» своих прав и дебатах с чиновниками.
Есть и другие проблемы. Жилье совсем не строится. Вообще ничего не строится. Когда сгорел фельдшерско-акушерский пункт, всё, что было сделано, это предоставление небольшого помещения в здании местной администрации.
Ваши активисты правильно заметили, что на весь поселок всего две общественные уборные, нет дома для командированных, гостей и туристов. Туризм, кстати, развивать можно. Места у нас очень красивые.
Но, опять же, Интернет в Тугуре низкоскоростной, сотовая связь поддерживается только одним оператором.

А.Д.: А дорога между Тугуром и поселком имени Полины Осипенко – совсем как в дореволюционной России – сигнал не ловится, сломается автомобиль или другое ЧП – и что делать?

Е.Ш.: Я помню, как во времена Советского Союза малая авиация работала отлично – связь с Хабаровском была ежедневная, самолеты и вертолеты летали, телефонная связь была стабильной. Мы не чувствовали себя на краю земли.
Сейчас изолированность сказывается во всем. Вот ситуация в лесном оленеводстве. Наше стадо давно нуждается в свежей крови, в обновлении – а мы не можем купить и привезти оленей из других районов – Амурской, Магаданской областей или Якутии. Несколько лет ведем битву с волками. И потихоньку эту битву проигрываем. У нас нет тесных контактов с оленеводческими хозяйствами региона. А хотелось бы обменяться опытом. Был С. Хохлов, о котором я уже вспоминала, он считал, что для экономики края важно развивать оленеводство. Хохлов уехал, и всё осталось попрежнему.

А.Д.: В избирательную кампанию экс-губернатор Шпорт залетел в Охотск, а недавно там же побывал губернатор Фургал. Там же в Охотске отмечают Праздник Севера. Вы ощущаете сегодня поворот к переменам в сфере оленеводства?

Е.Ш.: Пока нет. Поживем – увидим. И сами не будем останавливаться на своем пути.

Вот такая беседа получилась после фестиваля «Бакалдын», который прошел в рамках проекта «Под стук копыт оленей». FarEasternization даже теперь считает, что тема не закрыта. Ждём реакции органов власти Тугура, района, края.

И, конечно, FarEasternization просит вас поставить оценки (звездочки в конце статьи), поделиться мнением о проблемах северных поселений, сделать перепосты и рассказать своим знакомым о сайте!

Ссылка на основную публикацию