КОМУ НУЖНЫ СЕВЕРНЫЕ, ТРУДНОДОСТУПНЫЕ ПОСЕЛКИ?

Кому нужны северные поселки? Кому нужны эти неперспективные, забытые, отдаленные, труднодоступные поселки, села, деревни в северных районах Дальнего Востока? И не только на Дальнем Востоке РФ.
Об одном таком северном поселке под названием Тугур сайт FarEasternization рассказывал в статьях «Тугур: под стук копыт оленей», «Путешествие в Тугур: как там живут люди» часть 1, часть 2.
Тогда мы не нашли ответа на вопрос Кому нужны северные поселки. Поэтому решили спросить тех, кто рулит регионом, кто несет ответственность за его развитие, в том числе за развитие северных труднодоступных поселков. И вот, что из этого получилось.

© А. Долган, директор АНО «Дети и взрослые», к.п.н.

© О. Косарькова, фотографии

ОТВЕТ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ДУМЫ КРАЯ

После участия активистов АНО «Дети и взрослые» в фестивале эвенкийской культуры «Бакалдын» и серии публикаций о жизни Тугура, этого отдаленного северного поселка, мы задались вопросом: Кому нужны северные, труднодоступные поселки на Дальнем Востоке? Настолько нас и наших посетителей тронула жизнь в этом труднодоступном поселении.
Уже АНО «Дети и взрослые» вместе с общиной «Нёут» и хабаровчанами запустили акцию помощи жителям Тугура. Уже на этом и других сайтах были опубликованы собранные материалы и готовились статьи для газет, в том числе интервью с представителем общины Е. Шмониной («Проблемы отдаленных поселений Хабаровского края: решаются ли они»). А наш вопрос незаметно трансформировался в такой: нужны ли вообще-то северные, труднодоступные поселки?
19 апреля 2019 года мы (автор этих строк и Е. Шмонина) пришли за ответом к Председателю Законодательной Думы Хабаровского края С.Л. Луговскому в Региональную общественную приемную Председателя Партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ».

Тугур – труднодоступный поселок, и наш собеседник, как и все чиновники краевого правительства (за исключением министра здравоохранения Витько), никогда там не был. Поэтому мы рассказали ему о бедственном положении, в котором находятся жители северного поселка, а именно о том, что:

  • Тугурчане оказались заложниками в родном поселке – зимой сюда можно добраться только по зимнику или на вертолете, который прилетает в Тугур из Николаевска два раза в месяц, и стоит билет дороже, чем путешествие из Москвы в любой европейский город. Летом дорог нет, водный пассажирский транспорт бездействует, есть только авиа-сообщение Николаевск-на-Амуре – Тугур – Николаевскна-Амуре.
  • Тугурчанам негде получить медицинское обслуживание – местный АФП (акушерско-фельдшерский пункт) сгорел, и медработник ютится в помещеньице Тугурской администрации.
  • В селе нет почты, аптеки, детского сада, пекарни, нет общественных туалетов и теплого туалета в школе.
  • Только один оператор сотовой связи героически работает на этот северный поселок, скоростного Интернета нет, но хоть есть цифровое телевидение.
  • Школа нуждается в новом здании, а школьники проходят усеченную программу неполного среднего образования – нет учителя иностранного языка. После 9-го класса ребята поступают в техникумы Комсомольска- и Николаевска- на-Амуре, Хабаровска. Вузы доступны далеко не всем тугурчанам.
  • В Тугуре не строятся дома, не возникают предприятия, почти не развивается малый бизнес.
  • Местная власть не решает проблему безработицы, алкоголизма, бедности, упадка системы хозяйствования в поселке. Не умолчали мы и о том, что муж главы Тугура возомнил о себе этакого хозяина поселка, агрессивно выступив против нашей общественницы, а до нашего приезда – против сотрудников Краевого музея имени Гродекова. Ему, видите ли, не понравилось, что в поселке ведутся съемки. Заодно мы упомянули, что роль полиции в усмирении этого мужа в обоих случаях не была заметна.

Мы резонно поинтересовались, не считает ли партия «Единая Россия» в крае необходимым провести внутрипартийную проверку деятельности, вернее – бездеятельности, главы Тугура. Вместе с тем, мы самым серьезным образом заверили С.Л. Луговского, что этот северный поселок не собирается умирать и что:

  • Число жителей Тугура растет.
  • В школе имеется крепкий состав сильных учителей, неплохая библиотека.
  • Тугурчане сохраняют свою культуру, традиционные виды деятельности – оленеводство, охоту, рыбалку.

Надо сказать, что Председатель краевой Думы не просто живо заинтересовался темой разговора и задавал вопросы, прямо попадая на жизненно важные проблемы и вникая в острые проблемы, будь то стоимость полетов, работы санавиации или получения субсидий оленеводами. У нас не возникло ощущения, что встреча происходила ради «галочки» или что мы занимались переливанием из пустого в порожнее.
В ходе беседы Сергей Леонидович посоветовал Е. Шмониной попробовать себя в праймериз, проводимых «Единой Россией». Это предложение совпало и с моим мнением о том, что Е. Шмонина могла бы повлиять на ситуацию в Тугуре с позиций политика. С.Л. Луговской не хотел оставить без внимания и рецидив с мужем главы поселка, у которого фобия из-за видео и фотосъемок в селе. Но потом мы вместе решили, что понаблюдаем за этим «стражем порядка» в следующие визиты, а по результатам будем принимать решение.
Уже после нашего разговора С.Л. Луговской сообщил в письме о мероприятиях, предпринятых по следам встречи (№ ЕР-27-411 от 29.04.2019), а именно:

  1. Наше обращение направлено заместителю Председателя Правительства Хабаровского края, министру экономического развития В.Д. Калашникову.
  2. Дополнительно данному чиновнику была отправлена просьба предоставить информацию «о перспективах социально-экономического развития Тугуро-Чумиканского района, в том числе п. Тугур».

КОМУ НУЖНЫ СЕВЕРНЫЕ, ТРУДНОДОСТУПНЫЕ ПОСЕЛКИ: ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА, МИНИСТР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КРАЯ

Примерно через месяц из ЗК края нам переправили ответ господина В.Д. Калашникова (№ 03.1-14-2656 от 28.05.2019). Рассказываем, какова позиция министерства эконом.развития края в отношении северных районов, в особенности труднодоступных поселков. Заметим – о перспективах социально-экономического развития этих территорий!
Итак, из ответа министра В.Д.Калашникова мы узнали, что:

  • Тугуро-Чумиканский район приравнен к районам Крайнего Севера.
  • Численность населения стабильна.
  • Среднемесячная номинальная начисленная зарплата за 2018 г. – 46,3 тыс.руб.
  • Численность безработных на 01.05.2018 – 2,8%, безработных – 28 человек, число вакансий – 26 единиц.
  • Район занимает 15 место в крае. В нем есть 11 рыбодобывающих, 1 золотодобывающее предприятия, 3 инвестпроекта.
  • Что это малодоступный район, столько-то выполнено рейсов на стольких-то видах транспорта, перевезено грузов, почты, запланировано, билеты стоимостью, проблема состоит…
  • Перспективен туризм, т.к. имеется, возможно развитие, район располагает, не располагает, интерес представляет, не представляет…

Стало скучно. Потому что ответ скучен, сер, пессимистичен, как… как нудный осенний дождик. Но вот, что удалось наскрести в письме В.Д. Калашникова конкретно о перспективах Тугура (читайте – любого труднодоступного, неперспективного северного поселка Дальнего Востока) – цитируем:

  • «В перспективе развития с. Тугур запланировано строительство комплекса социальных учреждений (детский сад, общеобразовательная школа)»
  • «В перечень краевых адресных инвестиционных проектов включено строительство врачебной амбулатории на 50 посещений в смену в с. Тугур. Строительство и сдача в эксплуатацию объекта планируется в 2020 – 2021 г.г., предполагаемая стоимость строительства объекта – 82,1 млн.рублей».
  • «В целях повышения качества оказания почтовых услуг населению района в 2020 – 2021 г.г. ФГУП «Почта России» запланировано строительство модульного здания почтового отделения связи с. Тугур».

В завершение письма В.Д. Калашников анонсировал Национальную программу, которая будет представлена в сентябре 2019 года на ВЭФ во Владивостоке. Вот так. Это всё.

МНЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННИКОВ

Понятно, что краевые чиновники будут заниматься северными труднодоступными поселениями, только когда государство обернется лицом к решению проблем малых населенных пунктов, коих так много по всей России. А пока – залатаем дыры! Сгорел АФП – в перспективе построим, нет почты, детского сада, школа не отвечает современным требованиям – запланируем строительство.
Понятно, что главная причина – отсутствие дорог, дороговизна авиаперевозок. НО КАК РАЗ ЭТА ПРИЧИНА НЕ РЕШАЕТСЯ! И ЕЕ НИКТО НЕ ПЛАНИРУЕТ РЕШАТЬ» В ПЕРСПЕКТИВЕ»!
А теперь представьте ситуацию: вот такой северный, малодоступный, неперспективный район берет в аренду соседнее государство. Например, Китай. Завтра же здесь окажутся его представители, послезавтра всюду закипят работы, через неделю появятся строения, а еще через неделю территорию наводнят иностранные туристы, рабочие, предприниматели, лесорубы, браконьеры и проч. И потекут широкой рекой огромные прибыли в чужую страну мимо нас, мимо края, мимо коренных жителей.
Возможно, нам, общественникам, скажут политики, чиновники: А где ваши предложения? Давайте-ка их сюда побыстрее! А вот они – мы озвучили их на встрече с С.Л. Луговским:

  • Внедрить вахтовую службу учителей – работа посменно: две четверти в школе поселка. Молодые или опытные специалисты смогут узнать край, работая посменно в разных районных школах.
  • Провести проверку деятельности глав поселений. Если уровень жизни там низок, а глава и его родственники процветают, значит, есть повод насторожиться.
  • Ориентировать общественные организации края на поддержку НКО и жителей северных поселков (АНО «Дети и взрослые» уже начали такую деятельность).
  • Министерство внутренней политики края, которое охотно работает с районами вблизи Хабаровска, перенаправить на помощь общественности северных поселений.

И это всё – реально! И это еще не все идеи, предложения и возможности.

КОМУ НУЖНЫ СЕВЕРНЫЕ, ТРУДНОДОСТУПНЫЕ ПОСЕЛКИ: ЖИТЕЛИ

Северные поселки нужны их жителям. Там они родились, выросли, живут и воспитывают детей. Они любят свою землю.
Они не виноваты, что страны, в которой они не чувствовали себя отдаленными, неперспективными и забытыми, уже больше нет.
Они не виноваты, что к ним перестали каждый день летать самолеты, что сахар стоит 200 рублей, а свинина 800 рублей, что в селе нет пекарни, а дети не изучают иностранные языки.
И они не виноваты в том, что не хотят покидать родное село, а чиновники не знают, как решить, по сути, единственную, пусть и сложную, проблему – отсутствие дорог и дороговизна авиаперевозок.
Жители не виноваты, что сегодня их северные поселки никому не нужны. ИЛИ, МОЖЕТ, ВСЕ-ТАКИ, НУЖНЫ???

ОТ САЙТА FarEasternization

Как вы думаете, эта публикация завершит тему северных труднодоступных поселков? Давайте дождемся обнародования Национальной программы и посмотрим, чего можно ждать еще тугурчанам в Хабаровском крае, аянкинцам в Корякском автономном округе или билибинцам на Чукотке.
Сайт FarEasternization на этом точку не ставит.

И если вас задела статья или выдержки из писем руководителей края, пишите в комментариях, ставьте оценки (звездочки в конце статьи), делайте репосты и делитесь со всеми!

Ссылка на основную публикацию